В Афгане приказы дважды не повторялись

Категории: Рубрики / Люди родного края от 16-02-2012, 16:31, посмотрело: 2 464

Ушедший ХХ век оставил в памяти человечества не лучший след - целую коллекцию войн. И особое место в ней для очень многих людей занимает война в Афганистане с 1979 по 1989 год. Те, кому довелось на ней побывать, называют ее коротко - Афган.

Игорь Николаевич Абольянин родом из Казахстана - г. Чимкента. После окончания Чимкентского автомобильного техникума у него встал выбор: идти по призыву в армию или стать профессиональным военным. Он решил выбрать второе и в 1981 году поступил в Самаркандское высшее военное автомобильное училище. В 1985 году успешно сдал выпускные экзамены и по распределению попал на Дальний Восток. В отдельной роте автомобильной бригады 3 года прослужил командиром автовзвода. После чего написал рапорт о желании проходить дальнейшую службу в демократической республике Афганистан. Через три дня старший лейтенант Абольянин был уже в Ташкенте.


Несколько тонн пролившегося горючего – это мелочь…


Длительного курса обучения перед первым прыжком с парашютом никто не проводил. Выдали парашют, инструктор кратко рассказал о выброске, приземлении, а дальше всё зависело от внимательности самих военнослужащих.
И вот Кабул! Игорь Николаевич после недельного нахождения на пересыльном пункте отправился с прибывшим из автослужбы 40-й армии офицером в Пули-Хумри, где был назначен командиром автомобильного взвода трубопроводного батальона.
- Оказалось, что я сменяю своего подчинённого по военному училищу, - вспоминает ветеран афганской войны. - Встреча была неожиданной и очень кратковременной – на следующий день тот отбыл в Союз. Мне же он презентовал свою новую «афганку», в другой форме в данном климате было жарко. И, разумеется, в обязательном порядке мне выдали автомат – без него нельзя.

Вот так я оказался в трубопроводном батальоне по перекачке горючего. ГСМщики занимались заменой труб трубопровода, по которому поступало горючее, а нашей задачей было обеспечивать их трубами. С периодичностью не реже раза в неделю «духи» стреляли по трубам, сливали горючее в различные приготовленные ёмкости и в самое кратчайшее время продавали его – тем они и кормились. Повреждение определялось по упавшему давлению в трубопроводе. Подачу горючего, понятно, при замене труб никто не отключал, поэтому немало горючего утекало на землю. Но кто тогда считал такую мелочь, как несколько пролившихся на землю тонн …


Взрывчатка под ведром и мыло для костра


На Саланге, где располагался наш батальон, личный состав роты перекачки горючего и автомобильного взвода, условия для жизни были примитивные: маленькая столовая, казарменное положение, оружейная комната, ещё имелась своеобразная баня с бассейном и передвижная электростанция.
Перед каждым выездом нас инструктировали, чтобы были настороже, не поднимали с земли никакие предметы (могло лежать, к примеру, цинковое ведро, а под ним – взрывчатка), не заезжали на обочину дороги. Колонна из 18 машин всегда продвигалась с боевым сопровождением. Выезд обычно - рано утром, к вечеру до 16 часов необходимо было вернуться в Харатон, иначе приходилось ночевать в пути. Но перед выездом мы всегда брали с собой всё необходимое: продукты питания, предметы для разведения костра, в том числе мыло. Зачем мыло для костра, спросите вы? Мыло стругали ножом, клали сверху и потом поджигали, так оно постепенно растекалось, а костёр в результате лучше горел.

  

Русские конфеты да селёдка иваси


Больше всего в Афгане хотелось попить чаю с настоящими шоколадными конфетами из Союза. Конфеты здесь продавались разного производства, но российские - только в г. Термезе. Просто так, понятно, не уедешь - дисциплина, но если случалось ребятам ехать в командировку в Союз, то заказывали с ними. Потом наслаждались вкусом наших конфет, даже на сердце теплее становилось - как дома побывал…
Однажды нам для ремонта десантники привезли на буксирах пару КамАЗов, водители остались для охраны машин, где находился опечатанный груз. Запчасти у нас на складе всегда имелись – в город за каждой мелочью не наездишься (целые запчасти брали от пострадавших от взрывов машин прежде, чем их уничтожить). Поэтому машины, которые нам оставили на две недели, солдаты привели в готовность за считанные часы. Когда прибыли офицеры за техникой, удивились, что КамАЗы уже отремонтированы (они рассчитывали на более поздний срок). В качестве благодарности из опломбированных машин нам подарили 3 коробки (в каждой по 10-15 десантных пайков) продовольствия (вот что там везли!) и 3 банки русских консервов солёной сельди иваси. Мы по- братски разделили одну банку сельди - скушали просто с порезанным на дольки луком, вторую я привёз в батальон нашим офицерам, а третью припас для Нового года. Какое же это было счастье тогда – русские конфеты и селёдка иваси! Как мало нужно человеку, чтобы почувствовать себя наверху блаженства…


Кавалер ордена Красной Звезды


В Афганистане для всех задачи были предельно ясны, приказы дважды не повторялись, не существовало деления по национальному признаку и такого понятия как «дедовщина». А в остальном – война есть война...
С теми бойцами, с которыми Игорь Николаевич служил в Афгане, он до сих пор ведёт переписку в сайте «Одноклассники», где есть различные группы и сообщества, созданные ветеранами афганской войны. Это действительно боевое братство ребят, изрядно понюхавших пороху и видевших смерть буквально рядом.
В феврале 1989 года состоялся вывод советских войск с территории демократической республики Афганистан. Большую часть боевой техники военнослужащие передали афганским войскам. Оставили также всё имущество гарнизона, БТРы, передвижную электростанцию и другое оборудование. Взяли только по два боекомплекта, патроны в цинковых упаковках и выехали из Афгана на родных КамАЗах в сопровождении БТРов в Союз.
Игорь Николаевич за мужество и отвагу при исполнении воинского долга награждён орденом Красной Звезды и множеством медалей. За время прохождения службы в ДРА в его личном составе не было ни одного погибшего.

Орден Красной Звезды вручается «За службу Родине в Вооружённых Силах СССР». В ходе локальных конфликтов и Афганской войны орденом Красной Звезды награждались все советские военнослужащие, получившие в боевых столкновениях ранения средней тяжести, тяжёлые ранения либо тяжёлые контузии.


Средняя Азия и вятская земля


После возвращения в Союз Игорь Николаевич остался в Туркестанском военном округе. И через три месяца, в апреле поехал для дальнейшего прохождения службы в Узбекистан, г. Ташкент, затем туркменский г. Чарджоу, куда он был направлен начальником автослужбы. Вскоре снова командировка - на месяц в горячую точку в г. Фергану, где тогда была очень напряжённая обстановка, введён комендантский час. В военных буднях месяц пролетел незаметно… После окончания срока командир части продлил командировку ещё на месяц. Что делать – надо так надо. Как ни мечтал Игорь Николаевич встретить Новый 1990-й год дома, а пришлось отмечать его в Фергане. Но рано или поздно всё заканчивается, подошла к концу и командировка. Удалось всё-таки некоторое время побыть дома, и снова Ташкент.
Служба продолжалась, время торопливо шло вперёд. Куда на сей раз? В Чимкентском военкомате предложили Сузак, где одни степи на многие километры. Он сразу отказался от такой «перспективы» и явился снова к военкому через две недели. Особого выбора не предоставляли – направили в г. Арысь (узловая железнодорожная станция) помощником начальника отделения.
После четырёх лет службы в военкомате небольшого казахского города – новое место дальнейшего прохождения военной службы в совершенно незнакомой Кировской области. Вятская земля, посёлок Уни… Должность заместителя военного комиссара. Через месяц, после того, как он устроился на новом месте, съездил за семьёй.
Семья – это супруга, две дочки, обе уже взрослые – гордость родителей. Старшая работает в п. Уни главным бухгалтером в Торговом доме. Окончила политехнический институт, техникум по специальности «Финансы и кредит» и получает второе высшее образование в Волго-Вятской академии на юридическом факультете, где очно учится и младшая дочка. Ещё подрастает внук, любимец семьи - ему пока 7 лет, он второклассник.
Уже 18 лет - с октября 1994 года – Абольянины живут в п. Уни. Игорь Николаевич - подполковник запаса, у него 31 год выслуги. В данное время работает начальником отдела военного комиссариата Кировской области по Богородскому и Унинскому районам Кировской области.


Отдых в реабилитационном Центре


Для инвалидов и ветеранов боевых действий на территории Республики Афганистан, Российской Федерации, других государств и членов их семей создан реабилитационный Центр восстановительной терапии им. М.А. Лиходея.
- Последний раз в данном Центре в Подмосковье я отдыхал две недели летом 2010 года, - делится Игорь Николаевич, - и мне там очень понравилось. С удовольствием ходил поплавать в бассейн, занимался на тренажёрах, посещал различные досуговые мероприятия, общался с друзьями. Весь отдых был абсолютно бесплатным, исключая дорогу туда и обратно.
Для желающих поправить своё здоровье, там прекрасное питание и масса разнообразных медицинских процедур. Медперсонал очень внимателен к своим пациентам, иногда, если требуется дополнительное лечение, продляют срок пребывания.
Отдыхать в Центре каждый год у меня обычно не получается, но, если собираюсь ехать, то стараюсь взять направление в ООО ИВА (инвалиды, ветераны Афганистана) – «Инвалиды войны» обычно на летний период времени. Тогда и отдых получается более насыщенным. Если кто-то из воинов интернационалистов тоже захочет туда поехать для отдыха или лечения, то могу дать подробную консультацию по интересующим вопросам. Считаю, что здоровье необходимо беречь и по возможности вовремя поддерживать.


Галина БРОННИКОВА.
Фотографии из семейного альбома Абольяниных:




Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.